22.04.2020

Волонтеры мира: острова, момент “здесь и сейчас” и ощущение результата

Проект “Волонтеры мира” посвящен участникам Программы добровольцев ООН (ДООН). Программа вносит вклад в мир и устойчивое развитие через добровольческую деятельность с 1970 года. Ключевая роль организации - набор, размещение и управление работой квалифицированных специалистов-добровольцев, предоставляющих поддержку агентствам ООН в реализации инициатив по миру и развитию. У каждого из волонтеров ДООН — своя история. Мы хотим рассказать вам о тех, кто принял участие в миссии ООН и отправился помогать людям в других странах.

Волонтер Программы добровольцев ООН Анна Лобанова провела восемь месяцев на Фиджи. После завершения миссии она рассказала нам о своем вкладе в борьбу с климатическими изменениями, культурных особенностях Фиджи и о том, как миссия в ООН меняет человека.

Волонтерская программа ООН – это твой первый опыт добровольчества? Чем ты занималась во время миссии?

Да, ООН — это мой первый серьезный волонтерский опыт. Я училась мировой экономике в ВШЭ и всегда хотела присоединиться к международным организациям. В программе ООН я приняла участие в проекте Disaster Resilience for Pacific Small Island Developing States  (“Повышение устойчивости к стихийным бедствиям для малых островных развивающихся государств в Тихоокеанском регионе”), который помогает 15 странам повышать готовность к природным катастрофам, таким как ураганы, цунами.

Сам проект состоял из трех частей. Первая была посвящена системам раннего предупреждения, то есть разработке систем более точного прогнозирования надвигающихся катастроф. Для этого мы занимались установкой метеорологического оборудования, которое помогает получать более точные данные. Мы сотрудничали с метеорологическими службами региона, помогали закупать необходимую технику. Вторая часть — практическая, мы организовывали тренинги, на которых эксперты объясняли, как вести себя во время цунами или урагана. Третья часть была связана со снижением экономического ущерба, например, продвижением систем страхования жизни и имущества. У нас была маленькая команда и приходилось заниматься всем и сразу, но к этому я была готова.

В фейсбуке у меня много классных фотографий с поездок по островам, но большая часть работы проходила в офисе: звонки, отчеты, переписка с партнерами. Иногда ездили в разные деревни, чтобы установить оборудование или провести исследование. Это было захватывающе, потому что так можно было познакомиться с жизнью простых людей.

Вы проходили обучение, прежде чем начать работать?

У нас был тренинг, посвящённый работе системы ООН в целом. Мы узнали, как организация  работает, какие правила действуют, какие у нас есть права и обязанности. Когда я приехала непосредственно на место работы, мне рассказали, что происходит, дали прочитать проектные документы. По факту всё так же, как и в любом офисе: тебе рассказывают о твоих обязанностях, а дальше ты включаешься в рабочий процесс.

Какие навыки тебе пригодились в ООН?

Мне пригодилась теоретическая база, благодаря которой не пришлось с нуля разбираться в вопросе. Я знала, что такое изменение климата, понимала, как происходят эти процессы и как они влияют на нашу планету. Когда мою кандидатуру в ООН одобрили, я работала в Министерстве энергетики РФ и мой опыт работы очень помог в общении с профильными ведомствами на Фиджи. Умение анализировать информации пригодилось при закупке оборудования чтобы найти самые выгодные предложения. Помогло и умение быстро адаптироваться к происходящему. Без него, я думаю, было бы тяжелее. Мне хотелось не просто присоединиться к ООН, но и расширить свои внутренние границы, выйти из зоны комфорта.

Что тебя приятно удивило, когда ты начала работать на Фиджи?

Меня удивила открытость людей. В моей команде были отзывчивые люди, готовые помочь по любым вопросам — не важно, по рабочим или бытовым. Это другой конец света и было приятно чувствовать поддержку — мне помогали в поиске жилья, рассказывали, где покупать овощи, чем заняться на выходных.

Фиджи и другие Тихоокеанские страны живут с ценностями, которые отличаются от европейских. Там нет такой важности денег, например. Нет привычки думать «сейчас я перетерплю и будет лучше». Наоборот, люди живут сегодняшним днем. Они не идеальные, но у них есть чему поучиться.

И я никогда не видела такого океана, как на Фиджи. У моего друга была лодка и по выходным мы выходили в море и шли к соседним островам. Это воспоминания, которые навсегда останутся со мной.

Как у тебя складывались отношения с командой?

Большая часть моей команды состояла из местных жителей. Но мой супервайзер был из Голландии, позже к нам присоединился консультант из Перу. Особенность страновых офисов ООН в том, что в них обычно работает больше местных, чем зарубежных специалистов. У каждого из иностранных коллег своя история, как он попал на Фиджи, но чаще всего люди хотели принять участие в проектах ООН по той или иной специализации, а не в какую-то определенную страну.

В целом, все было хорошо, но пришлось адаптироваться под другой менталитет. Отношения в команде складывались с учетом культурных особенностей. На Фиджи половина населения – индийцы, вторая часть – фиджийцы. Поэтому мы отмечали и те, и другие праздники. А еще каждая официальная встреча начиналась с молитвы. Это просто нужно было принять.

Кроме того, у жителей маленького острова большая любовь к сплетням. Всем интересно, где ты был, с кем был, куда ходил. К этому тоже надо было привыкнуть, как и к тому, что люди на Фиджи постоянно опаздывают.

К чему ты не была готова?

Я не была готова к другой скорости жизни. Я выросла в Подмосковье и большую часть жизни работала в Москве. До ООН я жила преимущественно в мегаполисах, бывала за границей. Ритм жизни Фиджи очень медленный. По электронной почте могут отвечать неделями. Прийти на мероприятие на полчаса или даже на час позже — это нормально.

Как-то раз мы проводили встречу в Науру, это такое карликовое государство. Его можно объехать целиком за 20 минут. Наши коллеги при этом задержались на полтора часа.

Эта расслабленность проявляется вообще во всём. Они даже лихачат на дорогах из-за расслабленности. Ты выезжаешь на дорогу и тебя подрезают — не потому, что торопятся, а потому, что забыли, что на этой дороге может быть кто-то еще. Конечно, со временем я привыкла и перестала этому удивляться, но сначала было нелегко подстроиться.

А ещё на Фиджи сложный климат: в сезон дождей влажность воздуха выше 90%. Однажды я вернулась из командировки и увидела, что некоторые мои вещи покрылись плесенью. Ну и, конечно, там полно насекомых, с которыми сталкиваешься каждый день. В общем, на Фиджи здорово провести отпуск, но жить постоянно — не так просто, как может показаться.

Были ли ситуации, которые тебя растрогали?

Один случай растрогал, но в негативном плане. Это была моя поездка в Науру. Там мало кто работает, потому что жители привыкли жить на ренту компаний добывающих фосфаты. В прошлом веке это были большие суммы, сейчас добыча сильно сократилась, жители обеднели, но работать по-прежнему не хотят. Основной доход страны — это дотации Австралии за содержание лагерей беженцев на территории Науру.

Науру — это бедная страна, но там один из самых высоких процентов ожирения и диабета потому что люди ничего не делают, не заботятся о своем здоровье и едят фастфуд. Это история не про бодипозитив, а про массовое небрежное отношение к своему здоровью. У многих нет мотивации, люди ничего не хотят делать. Ты заходишь в магазин и видишь только полуфабрикаты. Никто ничего не выращивает, даже рыболовный промысел не развит. Это меня по-настоящему потрясло.

Расскажи про позитивные и вдохновляющие случаи во время миссии.

Меня вдохновил пример островов Кука, то, насколько бережно жители относятся к территории страны. Мы разговаривали с представителями местного правительства, и они рассказывали, что они делают с мусором. Например, они прессуют банки и отправляют в Малайзию на переработку. Еще у них есть машина по переработке стекла в песок: стекло измельчается до размеров крошки, которую можно использовать в строительстве. Это история о том, как люди заботятся о своей земле и стараются эффективно использовать ресурсы. Это здорово.

У тебя возникло ощущение, что ты делаешь что-то большое и очень важное?

У меня было ощущение результата. В Науру мы занимались установкой метеорологического оборудования. У них уже была одна станция и мы помогали установить вторую. В результате это государство было включено во Всемирную метеорологическую организацию, которая помогает странам обмениваться информацией о погоде и климате, помогает с подготовкой специалистов для работы с метеооборудованием. Теперь у Науру будет больше возможностей для прогнозирования катаклизмов, а значит, люди смогут лучше к ним подготовиться. Мне было приятно, что я была косвенно причастна к этому.

Что в тебе изменилось после миссии?

У фиджийцев я научилась ценить то, что происходит со мной в настоящий момент времени. Я научилась быстрее адаптироваться, это помогло мне при переезде в Бангкок, где я сейчас работаю. После Фиджи я понимала, чего ждать, спокойнее принимала особенности культуры, легче воспринимала, если что-то получалось не так, как я себе представляла. Миссии ООН учат тебя с уважением относиться к другим культурам. Ты перестаёшь судить людей по себе, потому что теперь точно знаешь, насколько могут отличаться ценности и традиции.

Планируешь ли ты участвовать в других волонтерских проектах?

Конечно! Не знаю, стану ли снова участником крупных волонтерских программ, но есть разные форматы волонтерства. Быть добровольцем и помогать людям — проще, чем кажется. Ты можешь отдать вещи на благотворительные цели, поучаствовал в мероприятии какого-нибудь фонда — и это уже важно, это уже поступок.

Сейчас я продолжаю работать в системе ООН, я консультант в офисе ЭСКАТО ООН в Бангкоке. Так или иначе по-прежнему помогаю людям и отчасти занимаюсь тем же, чем занималась на Фиджи, просто немного в другом статусе.

Автор: Ксения Сальникова

Фотографии предоставлены героем материала

#новостиавц #волонтерымира